Гуситские войны – 1419−1434 гг.

Гуситские войны - 1419−1434 гг.

Гуси́тские во́йны — военные действия с участием последователей Яна Гуса, а также между ними, в Богемии (современная Чехия), происходившие в период с 1419 по 1434 год.

В этой войне, в отличие от всех предыдущих крупных вооружённых конфликтов на территории Европы, широко использовалось ручное огнестрельное оружие. Гуситская пехота, состоявшая в основном из чешских добровольцев, нанесла множество поражений более крупным профессиональным армиям и отрядам тяжело вооружённых рыцарей немецких, австрийских, венгерских, польских и итальянских феодалов.

Первоначально гуситы сплочённо воевали против католиков, организовавших против них серию крестовых походов, позднее их движение разделилось на умеренных («чашников»), примирившихся с католиками, и радикалов («таборитов»), потерпевших поражение.

Гуситские войны. Почему гуситы побеждали крестоносцев

В 1415 году Яна Гуса, человека миролюбивого, зачинщика реформации, сжигают на костре, как последнего негодняя и еретика. Это вызывает огромный резонас в чешском обществе, ибо после этой казни “оно себя переосмыслило”, почуствовало ущемление собственных прав и свобод. Повышая обороты, народное возмущение стремительно переросло в длительный военный конфликт…

Наверное, каждый, кто изучал “Гуситские войны”, пытался найти ответ на вопрос: “А почему чешская челядь на голову сокрушала громоздких и обученных рыцарей?” Против восставших было направлено целых пять крестовых походов, и все они быстро закончились неудачей. Конечно, такой ошеломительный успех гуситов можно списать на обладание огнестрельным оружием, его активное применение в бою. Ибо рыцари в своих тяжелых латах только и могли, что идти на таран, неся крупные потери и надеясь победить числом. Как видно, подобная тактика мало себя оправдала. Чехи были непобедимы – несмотря на чрезвычайную медлительность первого огнестрельного оружия; да и боевого опыта, по сравнению с рыцарями, гуситам определенно не хватало.

Так что же послужило причинами такой удачи, затянувшей конфликт на целое десятилетие? Ведь если бы не разлад между “чашниками” (умеренными гуситами) и “таборитами” (радикальными гуситами), движение могло бы и дальше отражать натиск недруга, постепенно превращаясь в предприятие куда более глобальное. Только ли огнестрельное оружие было главным козырем гуситов, или было что-то еще, более действенное? Давайте сегодня это и выясним.

Ян Гус. Человек, из-за которого начались "Гуситские войны".
Ян Гус. Человек, из-за которого начались “Гуситские войны”.

Погрязшие в веках рыцари.

Да, это, наверное, было главным фактором их поражений. Стоит учитывать, что в первую очередь крестовый поход – это поход за католическую веру. Правда, эпоха подобных походов прошла полтора века назад, и в 15 веке воевать традиционными способами 12-13 веков было не совсем уместно. Но, раз мы идем защищать веру, то и сражаться мы будем по обычаям давно минувших времен. Вероятно, так рассуждал папа римский, когда организовывал всю эту затею. Неоконсерватизм его амбицию и сгубил. Рыцари просто не могли задавить гуситов числом, ибо гуситы сразу приобщились к боевым инновациям. К тому же, они воевали очень осторожно, стараясь сначала измотать противника, а потом контратаковать его. Разумеется, более грамотные в стратегии, более либеральные в военном деле, гуситы довольно быстро получали господство в бою, неустрашимо обороняя позиции.

Что, кстати, примечательно, гуситы частенько занимали какой-нибудь холм перед грядущей битвой. Копали перед ним ров, выстраивали “вагенбург”, о котором чуть позже, и, тем самым, исчерпывали силы противника еще на подступах. Рыцари доблестно бежали вперед и доблестно падали под безостановочным огнем бомбард и аркебуз.

Да и в холодном бою гуситы показывали себя неплохо. Первый огнестрел, первая пушка – все это приходилось невыносимо долго перезаряжать, поэтому у крестоносцев было достаточно много удобных моментов, чтобы прорвать их защиту. Тогда, ставка была не на бесстрашный дух восставших, а на умелого командира. Если рассматривать только большие сражения, то сначала это был знаменитый Ян Жижка, а потом его приемник – Прокоп Большой.

Оголтелый Жижка.

Родился он в обедневшей дворянской семье, в Тронцове. В юности загорелся честолюбием, не был намерен оставаться в безызвестности. Продав имущество, оставшееся ему в наследство от родителей, он пошел по стезе наемника. Послужив при дворе королевских пажом, поучаствовав в битве при Азенкуре на стороне Франции, громя тевтонцев в Грюнвальской битве, он, наконец, стал второсортным разбойником, промышляя на трактах Чехии. Потом он угодил в тюрьму, затем был амнистирован, ради новых боевых свершений. Но Жижка решил пренебречь своим досрочным помилованием и примкнуть к назревавшему восстанию. Таким образом, после Пражской дефенестрации, он стал предводителем гуситов.

Пражская дефенестрация. 1418 год.
Пражская дефенестрация. 1418 год.

Ян Жижка, в первую очередь, известен как бесподобный полководец, и только потом, как личность безжалостная, неумолимая и бойкая. Действительно, после пары лет постоянных битв, он заработал себе такую славу непобедимого, что крестоносцы вздрагивали от одного его вида. Жижка, к слову, перед смертью приказал уже со своего бездыханного тела ободрать кожу и обтянуть ею барабан, чтобы стучать им на поле брани, внушая страх недругам.

Между тем, Ян Жижка был настоящим новатором военного дела – собственно, это и было его призванием. Во время осады Кутной Горы, которая происходила в рамках второго крестового похода, в 1421 году, он применил первый в истории “полевой артиллерийский маневр”, с помощью своего же изобретения – вагенбург, который заставлял полностью пересмотреть уже испытанные стратегии. Прямым следствием этого “вагенбурга” стал и российский “гуляй-город”.

Представлял он собой боевое укрепление из повозок, на которых размещались лучники, стрельцы и артиллеристы. Тащили все это дело два возчика.

Вагенбург в действии.
Вагенбург в действии.

Итак, когда армия Сигизмунда – императора СРИ – подошла к Кутной Горе, Ян Жижка, уже лишившийся двух глаз, еле поспевал к предстоящей битве. Немного обогнав Сигизмунда, он занял холм, тем самым защищая поселение спереди. Ян намеревался сначала занять город, потом поставить перед его стенами длинный “вагенбург” и циклично отстреливаться от немцев и венгров. Но – его замысел постиг крах.

Уверенно обороняя холм, гуситы и не заметили, как их с правого фланга обошел венгерский отряд, которому открыли городские ворота верные императору горожане. Тогда, ради выхода из окружения, по приказу Жижки в кратчайшие строки была выстроена цепь вагенбурга, с помощью которого гуситы хотели идти на прорыв.

После этого – на немецких рыцарей обрушился неистовый шквал огня. Чтобы хоть как-то остановить огонь, немцы послали на вагенбург кавалерию, в чем очень просчитались. Конница просто уперлась в деревянные щитки вагенбурга и была застигнута врасплох. Внезапно выскочив из укрытия, гуситы с алебардами устроили резню, попутно отвлекая на себя крестоносцев.

В итоге, Сигизмунд захватил город. Но недолго праздновал он свой триумф. В начале 1422 года, 8 января, он потерпел поражение от неукротимого Жижки, и был вынужден отступить.

Что ж, может быть, битва за Кутно-Гору и была проиграна гуситами, в ней они показали все свое тактическое мастерство. В отличие от топорно воюющих рыцарей, они не боялись импровизировать. Прибегая к незаурядным методам боя, всецело используя местность, из многих тяжких сражений они выходили победителями.

Тем не менее, гуситы не были бы столь непобедимы, если бы не солидная поддержка литовского князя Витовта. В 1422 году он прислал им литовско-русское войско, которое сражалось за гуситов около восьми лет. Именно эти воины могли дать равный бой немецким рыцарям в открытом поле, поэтому в гуситской армии им придавали особую значимость. Впрочем, больше поддержки Витовт не посылал. Наверное, сказалось влияние папы.

Что характерно, рыцари и в последующих сражениях попадались на эту ловушку с вагенбургом, главным преимуществом гуситов: позволяя на него напасть, гуситы выжидали наилучший момент и яростно нападали на врага, поливая его градом пуль и добивая обоюдоострой алебардой.

Памятник Яну Жижке в Праге.
Памятник Яну Жижке в Праге.

Так почему же гуситы проиграли?

Как бы изящно не воевал Ян Жижка, как бы искусно ему не подражал Прокоп Большой, конфликт между гуситами умеренными и радикальными нельзя было предотвратить. Если “чашники” устали от нескончаемых войн и хотели поймать единодушие с папой, скромно давая знать ему о своих интересах, то табориты хотели расширить движение, имея планы на Венгрию и Австрию. Но радикалы не учли, что сил всех гуситов крайне мало, чтобы удерживать более обширные земли, чем Чехия. Тем паче, что половина гуситов и вовсе не желает творить еще более грандиозные деяния. И их убеждения были весьма основательны, ибо чешская земля давно перестала наблюдать в себе какие-либо экономические процессы. Опустошенная войной, ей срочно требовался отдых.

Однако, тут стоит понимать изначальные цели всей этой заварушки. А цели, как обычно, были самые благородные… до 1421 года, когда гуситами еще двигал дух единомыслия. Разделившись после на два лагеря, благородство осталось только у чашников.

Табориты хотели полностью реформировать церковь, в полной мере избавить Чехию от германского засилья и окатоличивания, а значит: разрушить все монастыри и казнить всех несогласных. Разумеется, такие интересы подразумевали абсолютную власть. К слову, как утверждал Джордж Оруэлл: “Любая революция ведет к тоталитаризму”.

Чашники же изначально не планировали такого размаха. Им всего-то нужно было умерить алчность католической церкви и внести некоторые поправки для католицизма в Чехии… и занять государственные посты. Все свои претензии и требования они высказали в документе “Четыре пражские статьи”. Если быть более подробным, чашники ратовали за отмену индульгенций, отмену продажи духовных постов, уменьшение феодального гнета и за все прочее благочестивое. Табориты, впрочем, и после раскола придерживались этих пактов, но только отстаивали их более агрессивно, что свидетельствовало о несколько иных целях.

Следуя за таборитами, они неустанно противоречили друг другу. Одни хотели придать чешской нации больше независимости, другие – построить новую католическую церковь.

Казалось, от окончательного раскола гуситов спас Ян Жижка, в 1424 году объединивший всю армию под лозунгами свободы и независимости. Но, Ян Жижка умер в тоже году от чумы, и дух сплоченности стал покидать ряды восставших. После Яна гуситами очень опытно руководил Прокоп Большой, который остановил четвертый и пятый крестовые походы. Уже тогда Сигизмунд с папой начали понимать, что “яд из Богемии” норовит выпрыгнуть за пределы своего рассадника, а значит, пора на не него воздействовать способами более хитроумными. Тогда-то папа и начинает подговаривать чашников пойти на перемирие, а то и вовсе стать противником таборитов.

В 1431 году состоялся собор в Базеле, городе Швейцарии, где чашники смогли договориться с католической церковью, ради чего каждая из сторон пошла на уступки. Оставалось только убедить таборитов… попытка успехом не увенчалась, но, тем не менее, чашники были абсолютно против дальнейшей войны. Таким образом, начиная с 1431 года, чашники и табориты вступили в очередное противостояние, где уже никто не желал идти на уступки.

В 1434 году враждующие фракции встретились в местечке Липаны, чешской деревеньке. В разыгравшейся битве табориты прибегли к излюбленному приему: ров, холм и вагенбург. Но на этот раз – их это не спасло. Чашники, совмещенные с немецкими рыцарями, прекрасно-прекрасно зная, как воюют их бывшие товарищи, без всякого труда обхитрили радикалов, имитируя отступление. Табориты тогда подумали, что победа осталась за ними, и ничто не мешает извергнуть на противника всю мощь. Позабыв о рассудительности, они понеслись на бегущих, а потом были резко атакованы вражеской кавалерией, которая мгновенно смяла их ряды. Итог: полное поражение.

Битва у Липан. 1434 год. Чашники нападают.
Битва у Липан. 1434 год. Чашники нападают.

Впоследствии, влияние строптивцев заметно ослабло, и победителям оставалось только подавить неугомонные очаги сопротивления, что и было реализовано в 1436 году. Последний оплот непреклонных, – город Табор, пал в 1452 году.

Вот так, казнь на костре дружелюбного реформатора Яна Гуса привела к колоссальным издержкам стран Европы. Кстати говоря, чашники продолжили воевать за независимость, разумеется, менее агрессивно. Это позволило им посадить на чешский трон Йиржи из Подебрада – весьма честного короля, преисполненного чувства долга.

Поделиться ссылкой:

Просмотров: 2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *