Варфоломеевская ночь – 1572 г.

Варфоломеевская ночь во Франции - 1572 г.
На картине изображена Екатерина Медичи (в чёрном) в сопровождении свиты, бесстрастно разглядывающая тела жертв массового убийства гугенотов-протестантов на следующее утро после Варфоломеевской ночи.

Варфоломеевская ночь

Варфоломеевская ночь (фр. massacre de la Saint-Barthélemy — резня святого Варфоломея) — массовые убийства гугенотов во Франции, устроенное католиками в ночь на 24 августа 1572 года, в канун дня святого Варфоломея. По различным оценкам, в Париже в этот день погибло около трёх тысяч человек, а по всей Франции в погромах было убито около 30 тысяч гугенотов.

Расправы организовывались представителями католической партии во французской феодальной знати, такими как семейство Гизов. Резня произошла спустя шесть дней после свадьбы королевской дочери Маргариты с протестантом Генрихом Наваррским, в связи с которой многие из самых видных и знатных гугенотов собрались в преимущественно католическом Париже. Резня началась 23 августа 1572 года, в канун дня святого Варфоломея, спустя два дня после покушения на убийство адмирала Гаспара Колиньи, военного и политического предводителя гугенотов.

В ночь на 24 августа 1572 г., в канун дня святого Варфоломея, в Париже началось массовое избиение протестантов. Организатором бойни традиционно считают мать французского короля Карла IX Екатерину Медичи (с подачи итальянских советников, таких как Альбера де Гонди и Лодовико Гонзага) и Генриха де Гиза, герцога Лотарингского, который был организатором и руководителем многочисленного и влиятельного движения – Католической Лиги. Это кровавое событие произошло всего спустя шесть дней после свадьбы лидера гугенотов и короля Наварры Генриха и королевской сестры Маргариты Валуа, в связи с которой значительная часть самых знатных и богатых гугенотов собрались в преимущественно католическом Париже.

Бракосочетание лидера гугенотов с сестрой французского короля Карла IX и дочерью Екатерины Медичи должно было стать символом укрепления мира между французами разных конфессий. Однако в реальности, это событие стало удобным моментом для ликвидации Католической Лигой множества своих политических противников и нанесения серьёзного удара по гугенотам. Во французскую столицу приехали сотни дворян – протестантов, которые сопровождали короля Генриха Наваррского на брачной церемонии. Чтобы убийцы ночью не ошиблись в поисках жертв, всем католикам Парижа было велено нацепить на шляпы белые кресты. Кроме того, гугенотов можно было отличить по чёрной одежде, а их дома пометили белыми крестами. Колиньи был убит один из первых, его тело подвергли оскорблениям.

Политическая акция была усилена стихией толпы. Горожане-католики с раздражением восприняли наплыв гугенотов в Париж. Ненависть подогревалась ростом налогов, цен на продовольствие, предметы первой необходимости, людей раздражала показная роскошь, устроенная по случаю королевской свадьбы. Кровь привела к тому, что город оказался во власти черни. Преступники совершали свои тёмные дела, люди убивали своих кредиторов, просто иностранцев (немцев, фламандцев), грабили соседей, избавлялись от родственников. Генрих Наваррский и Конде, жившие в Лувре, спаслись тем, что перешли в католичество. Бойня в Париже привела к волне насилия, которая прокатилась в других городах и селениях в масштабах всей страны. Были убиты тысячи людей, но организаторы решили главную задачу – эта резня стала коренным переворотом в Религиозной войне во Франции, гугенотам был нанесён сокрушительный удар. Десятки тысяч гугенотов сбежали в другие страны. Католичество одержало победу во Франции.

Необходимо сказать о цинизме западников и их российских лакеев, которые любят говорить о «кровавом» Иване Грозном, при котором за всё его длинное правление было казнено примерно 4 – 7 тыс. человек (значительная часть из них была сторонниками децентрализации Русского государства, т. е. с языком 20 столетия представители «пятой колонны»). В Париже и Франции было уничтожено больше людей за один день, чем за всё правление Ивана Васильевича!

Предыстория

Неугодный союз и неугодный брак

Резня в день Святого Варфоломея была кульминацией ряда событий: Жерменский мирный договор от 8 августа 1570 года, положивший конец третьей религиозной войне во Франции, свадьба гугенота Генриха Наваррского с Маргаритой Валуа 18 августа 1572 года и неудавшееся покушение на убийство адмирала Колиньи 22 августа 1572 года.

Сен-Жерменский мир положил конец трём годам гражданской войны между католиками и протестантами, однако вызывал опасения, потому что наиболее радикальные католики отказывались его признавать. Семейство Гизов, возглавлявших наиболее радикальную католическую фракцию, добивалось недопущения присутствия гугенотского лидера, адмирала Гаспара Колиньи, при дворе. Однако, Екатерина Медичи со своим сыном Карлом IX всячески пытались охладить воинствующий настрой своих единоверцев. К тому же их сопровождали финансовые трудности, которые вынуждали поддерживать мир и оставаться в дружеских отношениях с Колиньи. Гугеноты имели хорошо вооружённую армию, щедрые ассигнования своих аристократов и контролировали укреплённые города Ла-РошельКоньяк и Монтобан. Обе партии не на бескорыстных условиях поддерживали Испания (передача Бургундии, Прованса) и Англия (возвращение Кале и Гиени)

Чтобы закрепить мир между двумя противоборствующими сторонами, Екатерина Медичи запланировала на 18 августа 1572 года свадьбу своей дочери Маргариты Валуа с протестантским принцем Генрихом Наваррским, будущим королём Генрихом IV. Но ни Папа Римский, ни испанский король Филипп II, ни наиболее рьяные католики Франции не разделяли политику Екатерины.

Ход событий

Грядущий брак послужил поводом к сбору в Париже большого количества именитых протестантов, которые приехали, чтобы сопровождать своего принца Генриха на брачной церемонии. Но в Париже господствовали антигугенотские настроения, и парижане, подавляющее большинство которых было католиками, нашли присутствие гугенотских лидеров неприемлемым. В парламенте самого Парижа было решено пренебрежительно отнестись к церемонии брака. Ненависть католиков-простолюдинов подогревалась плохими урожаями, увеличением налогов, повышением цен на продукты и предметы первой необходимости. Обыкновенных горожан возмущала показная роскошь, устроенная по случаю королевской свадьбы.

Карл Гун. Сцена из Варфоломеевской ночи. 1870. Москва. Государственная Третьяковская галерея
Карл Гун. Сцена из Варфоломеевской ночи. 1870. Москва. Государственная Третьяковская галерея

Сам королевский двор был чрезвычайно разделён. Екатерина Медичи не получила разрешения Папы Римского на этот брак, поэтому французские прелаты были на распутье. Королеве стоило немалых усилий уговорить кардинала Шарля де Бурбона (единственного католика в семье Бурбонов) поженить пару. Назревало противостояние в среде католиков, но Гизы были не готовы вступить в противоборство со своими конкурентами, домом Монморанси. Губернатор Парижа, Франсуа де Монморанси, чувствуя свою неспособность поддерживать в городе порядок и предчувствуя взрывоопасную ситуацию, покинул город за несколько дней до свадьбы.

Мать французского короля Карла IX и правительница Франции Екатерина Медичи повелела начать резню гугенотов после того, как не удалось покушение на убийство предводителя гугенотов Гаспара де Колиньи. Де Колиньи оказывал всё больше влияния на Карла IX и убеждал его поддержать восстание протестантов во Фландрии против испанского короля Филиппа II, послав против него объединённую армию католиков и гугенотов. Он видел в этом единственную альтернативу гражданской войне во Франции, однако мешал планам Екатерины по установлению мира с Испанией. Вместе с тем следует отметить определённую обоснованность курса Екатерины Медичи, так как ослабленная десятилетними гражданскими войнами Франция вряд ли могла бы сплотиться против общего врага и уж тем более нанести поражение Испании, находившейся в зените своего могущества.

По мнению историков и беллетристов, в планы королевы-матери не входила массовая резня гугенотов. Первоначально планировалось устранение Колиньи и ещё примерно десятка основных военных предводителей гугенотов, а также захват номинальных лидеров гугенотской партии — принцев Бурбонского дома — Генриха Наваррского и его двоюродного брата, принца де Конде. Ненависть парижского населения к гугенотам, а также давняя вражда семейных кланов Колиньи и Гизов превратили намечавшуюся акцию в массовую резню. Легко узнаваемые по чёрным одеждам, гугеноты становились лёгкой добычей для обезумевших убийц, которые не давали пощады никому, будь то старики, дети или женщины. Город оказался во власти разбушевавшейся черни. Мёртвых раздевали — многим хотелось ещё и поживиться одеждой. В таком хаосе можно было спокойно ограбить соседа, разделаться с кредитором, а то и с надоевшей женой. Никто уже не отслеживал, кто гибнет под шпагами, гугенот или католик. В конце концов король приказал немедленно навести порядок на улицах Парижа.

Считается, что сигнал к началу резни прозвучал с колокольни церкви Сен-Жермен-л’Оксеруа. Однако Агриппа д’Обинье пишет о колоколе королевской часовни: «…чтобы они узнали час экзекуции по звону большого колокола во дворце…», «она (королева) ускоряет набат во дворце, приказав звонить на полтора часа раньше колокола Сен-Жермен-Оксерруа». Волна насилия прокатилась по Парижу, а позже и по другим городам и сёлам и вылилась в кровавую бойню в масштабах всей страны, длившуюся на протяжении нескольких недель. Количество жертв до сих пор служит предметом споров среди историков, однако, по мнению большинства из них, число жертв варьируется от 5000 до 30 000 человек.

Резня стала коренным переломом в Религиозных войнах во Франции. Гугенотам был нанесён сокрушительный удар, в результате которого они лишились многих из своих видных предводителей. Резня была «самой ужасной религиозной резнёй столетия», во всей Европе она «оставила в умах протестантов неизгладимый след и мнение, что католицизм был кровавой и предательской религией».

Значение

Во время религиозных войн во Франции нередки были случаи убийств католиков руками гугенотов, пример тому — «Мишелада» в Ниме в день святого Михаила 1567 году. Однако именно Варфоломеевская ночь поразила воображение современников и заслонила собой другие события противостояния католиков и гугенотов. После Варфоломеевской ночи около 200 тысяч гугенотов бежали в соседние государства. Англия, Польша и немецкие герцогства выразили своё недовольство такой возмутительной вспышкой насилия. Русский царь Иван Грозный также осудил такое обращение с народом (его письмо с осуждениями было написано через два года после Новгородского погрома).

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.